Официальный сайт города Череповца

Детский стоматолог Ксения Соколова: «У нас стало нормой в два года удалять зуб»

10.03.2019 18:24 7508 84

Можно ли отвлечь ребенка от страшных мыслей во время похода к стоматологу, как правильно выбрать детскую зубную пасту и почему сейчас у маленьких детей повсеместно плохие зубы, — об этом cherinfo рассказала стоматолог детской стоматологической поликлиники Ксения Соколова.

Ксения Соколова

— Ксения Сергеевна, в каком возрасте дети приходят к стоматологу?

— Самым маленьким моим пациентом был 15-месячный ребенок. Вообще, до трех лет дети не должны ходить к стоматологу. Рекомендованы только осмотры, профилактика. Но никак не лечение и тем более не удаление. Но у нас стало нормой в два года удалять зуб! Когда я пришла, у меня был шок: в два года родители ведут удалять зубы! С мамочками беседуешь: «Даете сладкое?», а они спокойно отвечают, что да. Ребенку нет трех лет, какие сладости?! Сладкого вообще не должно быть в рационе! Но они дают шоколадные яйца, леденцы… Поэтому и статистика такая: детям в 1,7 года удаляем уже центральные резцы. А у некоторых в три года уже половина зубов удалена. Ужасная статистика! У многих изначально гипоплазия эмали, то есть эмаль слабая. Плюс плохая гигиена, едят вредные углеводы. И начинается разрушение зуба. А ребенку до трех лет очень сложно пролечить зуб качественно. Только под общим наркозом получится. В Череповце мы оказываем такую помощь только деткам с инвалидностью. Даем направление в детскую больницу, выезжаем туда с переносным оборудование и лечим ребенка под наркозом.

— Вы всегда находите к детям подход?

— Я придумываю для них сказки. У нас волшебные снежинки приклеены, шарик воздушный летом надуваем. Есть гель для аппликационной анестезии, называется «волшебное варенье». С детьми интересно — выдумываешь все время что-нибудь. Кто прислушивается, тот уже смирно сидит, понимает, что действительно не больно. С медсестрой придумываем: вот это у нас надувная подушка, чтоб зубик уснул. Иногда на ходу что-то приходит, только чтобы ребенок чувствовал себя комфортно, не паниковал.

— Ребенку действительно больно, когда вы работаете?

— Кто-то думает, что врач причиняет ребенку невыносимую боль. Хотя взрослые сами ходят к стоматологу и знают, как все происходит. Ребенок закричал, мама тут же: «Ой, вы ему делаете больно!», «Ой, он так кричит! Ваша анестезия плохая!». Взрослые не понимают, каково ребенку, когда у него во рту ковыряются. А он испытывает сильное давление, когда корни вынимаешь, а они большие. И ребенок кричит от страха, а не от боли. С самими детками, в принципе, не сложно. Но есть и такие, которым требуется двойная доза анестезии. Я это уже знаю и проверяю, больно ли ребенку после одного укола. Это обычно 12−13-летние дети.

— Бывало, что вы сделали анестезию, а ребенок не дождался и ушел домой?

— Бывало, и не раз. Я по три раза повторяю родителям, чтобы обязательно ждали в коридоре, если не хотят заходить в кабинет. Ребенок выходит, я говорю, что сделана анестезия, нужно посидеть в коридоре. Выходишь — и нет никого. Ребенок испугался и передумал, ушли домой. Бывает, через час или через день возвращаются.

Ксения Соколова

— С каким возрастом работать сложнее?

— Сложнее с детьми от десяти лет. Маленьких еще можно сказочками и снежинками уболтать, а детей постарше, которые уже сталкивались со стоматологами, сложно успокоить. Они думают, что мы их все равно обидим. Сложно объяснить, что после анестезии ничего не чувствуешь.

— А в чем разница между лечением взрослых и детей?

— У молочных зубов другое строение, более объемная пульпарная камера — кариес быстрее переходит в пульпит. Более широкие каналы, то есть из пульпита всё быстрее переходит в периодонтит. Некоторые мамочки говорят: «У нас вчера ночью заболело, а сегодня щека раздулась». Если у ребенка зуб заболел, то обычно это уже осложненный кариес. Кстати, о молочных зубах: многие родители не понимают, что такие зубы тоже надо лечить. Вот тот же пятый зуб — он очень важен в развитии челюсти. Я родителям объясняю, что этот зуб будет меняться только с 11 лет и его нужно обязательно вылечить. Они удивляются, говорят, что все равно выпадет. А выпадет он только лет через пять, а то и позднее. Но от лечения родители все равно отказываются, просят просто удалить, если зуб плохой.

— А эмаль можно как-то восстановить?

— Никак. Слабая эмаль молочных зубов может возникнуть из-за того, что у мамы во время беременности была какая-то проблема со здоровьем. Закладка зубов начинается на 6−7 неделе беременности, а некоторые мамочки еще и не знают, что беременны, могут алкоголь употреблять, курить и даже наркотиками баловаться. А ткани зубов уже формируются. А потом говорят, что ребенок только родился, а зубы уже плохие. Экология тоже сильно влияет. Питание беременной сказывается — едят все что угодно, неправильные продукты. Иногда на первом году жизни у ребенка возникают проблемы со здоровьем, эмаль тоже портится.

— Чем может сказаться на здоровье вовремя не вылеченный зуб?

— Отражается не только на здоровье полости рта, но и на общем состоянии организма. Это же хроническая инфекция в полости рта! Если удалить, то ортодонтические проблемы, проблемы с височным нижним челюстным суставом и организмом в целом. Если множественный кариес вовремя не вылечить, страдают почки, желудочно-кишечный тракт, даже на сердце влияет.

— С чем к вам приводят детей?

— В основном это физиологическая смена зубов, то есть зубик шатается, новый растет. От ортодонтов направляют. Врач составляет план лечения, если нужно удалить какие-то зубки, отправляет к нам. С острой болью приходят: как правило, это уже отек. Это серьезные отеки, гнойные воспаления, обострения, воспаление, которое переходит уже на костную ткань. Недавно был на приеме ребенок: 13 лет, пять дней сидел с зубной болью дома на кетороле. Пришел с огромным отеком. Зуб ходуном ходил, воспалился, там была река гноя. Всё родители. Как ребенка не жалко?

Ксения Соколова

— Если ребенку удалили постоянный зуб, получается, ему придется его вставлять?

— Этим занимается ортодонт. Сначала временное протезирование — ставятся пластинки, даже с зубками. А когда подрастет, нужно уже вставлять зуб, иначе произойдет деформация, зубы даже перемещаются. Поэтому и говорим родителям, если удалены молочные «пятерки» и в пять лет начали вылезать «шестерки», нужно быстро идти к ортодонту, чтобы закрыть дефект. «Шестерка» может сместиться на место пятого зуба, и для пятого постоянного зуба не будет места, он никогда не прорежется или будет резаться в щеку, язык или нёбо. А постоянные прорежутся только лет в 11.

— Почему у детей на зубах образуются камни?

— В основном, конечно, влияет гигиена. Если мягкий зубной налет вовремя не удалить, он минерализуется, появляется камешек. А щеткой камень не удалишь — нужна профессиональная гигиена. Ультразвуком убираются камушки, налет снимается специальным аппаратом. В большинстве государственных поликлиник чистка делается ручными скиллерами. У нас на установках есть ультразвук. Процедура бывает болезненной, если камень глубоко. Он может быть над десной, под десной. Это уже заболевание десен, пародонтиты, воспаленные десны, запах изо рта… Камни появляются не только у подростков. Была на приеме десятилетняя девочка. Отец говорит: посмотрите, у нее что-то на зубе. А там зубной камень с мой палец толщиной! Просто ребенок зубки плохо чистит.

— Много детей с неправильным прикусом?

— Очень и очень много! У каждого второго неправильный прикус. Много стало деток, у которых смена зубов происходит не вовремя: еще молочные стоят, а постоянные уже прорезались. Это проблема — неправильно происходит резорбция корней, то есть они не успевают рассосаться. Бывает и челюсти плохо развиваются. Мы же что едим? Сосисочки, котлетки, все мягонькое. Не жуем, не прилагаем усилий. Я всегда спрашиваю у родителей, едят ли дети мясо в кусках? Большинство отвечает, что только котлеты едят. А твердую пищу нужно есть обязательно, чтобы развивалась челюсть. А потом возгласы: «Ой, у ребенка зубы в два ряда, как у акулы!». А что еще при таком питании? Раньше мы мясо жевали кусками, грызли морковку, яблоки. А сейчас детям дают всякие пюрешечки.

Закладка зубов начинается на 6−7 неделе беременности, а некоторые мамочки еще и не знают, что беременны, могут алкоголь употреблять, курить и даже наркотиками баловаться.

— Что еще отрицательно влияет на детские зубы?

— Малышам дают очень много сладкого! Я советую, чтобы только один день в неделю был «сладким». Но и то после трех лет. До трех лет в рационе не должно быть сладостей. Но и после трех не карамельки и леденцы, а сухофрукты. Леденцы — это микротравмирование эмали, а в дальнейшем кариес. Нюансов много. Между приемами пищи и в конце я не рекомендую употреблять сладости. А у нас как: ребенок покушал — на конфетку или пироженку. Так нельзя. Честно, сейчас у детей очень рты запущены. У половины лечить уже нечего — одни пенёчки и корешочки.

— Есть ли правильная методика чистки зубов до трех лет?

— Методика есть для всех возрастов. Детям нужна маленькая зубная щетка с мягкой щетиной. Зубная паста должна быть без фтора, только с кальцием. Дети до трех лет всегда глотают пасту. На упаковке всегда указан возраст. Если ребенок правильно питается, то и налета на зубах практически нет. Именно от углеводной пищи возникает налет. Взрослым лучше использовать щетки средней жесткости.

— Дети забирают удаленные зубы?

— Многие забирают, даже те зубы, от которых почти ничего не осталось. Я иногда говорю: «Давай мы сами феечке отдадим твой зубик, и она к тебе придет». Но многие плачут, просят отдать зубик.

— Бывают ли на приеме спокойные дети?

— Бывают. И это неожиданно обычно — ребенок очень маленький и очень спокойный. Недавно была девочка лет трех, ей нужно было удалить центральные резцы, она даже от анестезии не шелохнулась. Это не больно, но все равно неприятно. Когда зуб удаляли, она тоже не дернулась. Вот так бывает. Иногда подростки кричат, а тут малютка слезинки не проронила.

— Насколько мне известно, многие стоматологи избегают работы с детьми. Почему?

— Потому что анестезия для детей отличается от взрослой. Надо знать точные дозировки. Плюс надо очень тщательно собирать аллергоанамнез. А некоторые детки приходят с бабушками. А бабушка и не знает, есть ли у ребенка аллергия. Некоторые мамочки говорят: «У нас отек Квинке был, а на что, мы не знаем». Таких детей тоже опасно брать, мы их отправляем на дообследование к аллергологу. По поводу анестезии. По закону родители отвечают за детей до 15 лет. С 15 лет пациент сам принимает решение по лечению. Иногда мама настаивает на сохранении зуба, а подросток говорит, что согласен удалить. Я ориентируюсь на решение ребенка. Некоторым проще удалить зуб, нежели ходить на лечение. Я объясняю, что лучше родного зуба ничего не может быть, а его потеря приведет к проблемам. Все это разжевываешь подросткам, но они все равно настаивают на своем.

Стоматолог

— Насколько загружен ваш рабочий день?

— Нагрузка превышает норму в 4−5 раз. В среднем за смену я принимаю 25−30 детей.

— Почему вы стали стоматологом и именно хирургом?

— Если честно, стоматологию выбрала спонтанно. До последнего не знала, куда идти учиться. Но перед экзаменами нужно было решать, какие предметы сдавать. Я выбрала те, которые больше всего любила: химию, биологию. А с такими предметами куда? Только в медицину. Выбрала стоматологию. Я и раньше хотела быть ближе к медицине — в детстве мечтала быть ветеринаром.

— А почему выбрали детскую стоматологию?

— Все началось в студенчестве. Я училась в Архангельске, в Северном меде. Во время практики поняла, что больше всего мне нравится хирургия. В голове сразу все сложилось. А детской стоматологией заинтересовалась ближе к пятому курсу. Забавная история была на третьем курсе: я принимала трехлетнего ребенка, он так плакал, мне его было очень жаль, и я сказала своему преподавателю, что никогда не буду детским стоматологом. А она мне: «Так говорят 80% тех, кто становится именно детскими стоматологами». Поработав со взрослыми, я поняла, что с детками мне проще, они открытые, с ними интереснее. Я подписала договор с этой поликлиникой на интернатуру и вот уже пять лет работаю.

Иногда мама настаивает на сохранении зуба, а подросток говорит, что согласен удалить. Я ориентируюсь на решение ребенка.

— Вам нравится работать в государственной поликлинике?

— Нравится, но есть свои нюансы. Мы весьма ограничены в материалах. В частных клиниках широкий ассортимент лекарств, материалов, технически они оснащены лучше. А у нас только то, что положено в рамках госгарантий. Дальше шагнуть мы не можем. Хотелось бы большего.

— Вы подрабатываете в частных клиниках?

— Сейчас нет, пару лет назад подрабатывала. Но как-то не пошло. Некоторые хотят завлечь клиентов, а я так не могу, не умею завлекать. Я подрабатываю в школах, деток осматриваю. У нас хоть профилактика начала развиваться в школах и садиках.

— А вы сами боялись в детстве стоматологов?

— Помню, что всегда очень широко открывала рот, и у меня слеза из глаза скатывалась. Но я никогда не кричала и не истерила. Страдала молча, со слезой, и ноги потряхивало.


Людмила Макарова

Выбор редакции | Здоровье | Семья