Официальный сайт города Череповца

Скейтбордист Тимур Хурмаев: «Если в Череповце появится нормальный скейт-парк, он будет забит»

06.09.2020 18:11 2635 90

Скейтбордист Тимур Хурмаев рассказал cherinfo, как должен выглядеть идеальный скейт-парк, почему скейты так травмоопасны и что молодежь привлекает в этом спорте, несмотря на риск.

— Тимур, почему ты начал заниматься скейтбордингом?

— Я работал официантом в паре кварталов от дома, и мне было лень ходить пешком на работу. Захотел купить себе BMX — маленький велосипед, на котором легко прыгать по бордюрам: раз, два — и я на работе. Пришел в магазин, посмотрел на ценники и понял, что проще купить машину. Но в том же магазине я увидел скейтборд и решил попробовать его. Правда, он тоже был дорогой, поэтому первую доску я купил у друга. Доска была китайская, я часто падал с нее, травмировался. Но это закалило. И когда я накопил на собственную доску, мне было уже комфортно кататься.

— Давно ты на скейте?

— Около трех лет, но сейчас почти перестал кататься. Еще до скейта у меня были травмы спины, они напомнили о себе. Я понял, что нужно поумерить пыл. Если что-то повредил — лечи. И пока не вылечишь, не вставай на доску, даже если очень хочется. Я очень сильно загорелся скейтом и все вопросы решал просто: если где-то болит — перевязывал посильнее эластичным бинтом и катался дальше.

— Какая была самая серьезная травма?

— Однажды сильно вывихнул ногу, не мог ходить около месяца. Во время таких перерывов начинало трясти: скорей бы выйти на улицу, сделать новый трюк.

Тимур Хурмаев

— А как учил новые трюки?

— Открывал ютуб, смотрел ролики и повторял за скейтерами. Начинал один, но потом вспомнил, что у Ледового есть скейт-парк, где можно позаниматься, познакомиться с единомышленниками. Когда пришел туда, там было пусто — скейт-парк снесли. Но остались люди, которые занимались скейтбордингом. Один из них, Арсений, показал мне азы. До скейтбординга у меня не было интересов в жизни, скейт стал первым настоящим увлечением. Если бы в городе везде был ровный асфальт и бетон, я и сейчас бы перемещался только на скейте.

— Есть какое-то сообщество скейтеров?

— Это огромное комьюнити, настоящее братство. Если видишь катающегося чувака, спокойно можешь к нему подойти, поздороваться, узнать, как он живет, как катается, как начинал. Можно сразу сыграть в «скейт»: показываешь элемент, а он должен повторить. Если у тебя не получается, то показывает он, а ты повторяешь. Так по элементу на каждую букву слова «скейт». Кто первым наберет все буквы, тот и выиграл. На пятую букву дается две попытки, поэтому вероятность ничьей больше. Скейтеры — это большая семья. В каждом городе есть команды, которые общаются, снимают ролики. Наша команда называлась Chesk8. Если научился делать какой-то элемент, нужно снять его на видео, чтобы его могли заценить твои братишки, чтобы они узнали, что в этом городе есть ребята, которые делают безумные трюки. Поэтому все и прыгают с большой высоты, с каких-то крутых ступеней, игнорируя законы гравитации. Одна из фишек — снимать трюки на кассетную камеру.

— Сколько всего трюков в скейтбординге?

— Не сосчитать. Даже сейчас придумывают новые! Это можно сравнить с искусством. Суть скейтбординга — делать элемент много дней, пока он не получится. Иногда один трюк можно учить год, и для этого нужно много упорства. Зато удовольствие от того, когда трюк получится, ни с чем не сравнить.

Тимур Хурмаев

— Много в Череповце скейтеров?

— Раньше было много. Но теперь кто-то вырос, кто-то уехал. Сейчас я знаю шесть-семь человек 16—18 лет, которые постоянно катаются, учатся. Скейтбордингом больше занимается молодежь, хотя есть люди, которые совмещают его со стабильной работой, катаются в свободное время. Главное — чтобы скейтбординг не мешал работе, потому что из-за травмы можно ее лишиться.

— Какая лучшая площадка для скейтбординга в Череповце?

— В Череповце пока нет нормальных открытых скейт-парков. Те, что есть, непригодны для катания. Возможно, поэтому скейтбординг и не растет. В парке у «Окея» только один нормальный элемент, имитирующий перила, всё остальное — металлические конструкции, с которыми у доски нет сцепления. Также у элементов слишком большой уклон относительно горизонта, неровное асфальтовое покрытие, а еще очень мало места. Не успеваешь ориентироваться. Это набор горочек для детей. Более-менее нормальный скейт-парк есть в районе хладокомбината на Красной. Мы помогали его строить, делать фигуры. Рампа там практически идеальная, хотя и с деревянным покрытием. Но даже дерево дает лучшее сцепление, чем металл.

— Был раньше скейт-парк у «Юбилейного»…

— Он тоже был непродуманный. Там было много элементов, между которыми были канавки, мешающие разгону. Приходилось постоянно перепрыгивать их, обходить. Когда его перенесли к «Окею», одно время можно было неплохо покататься. Но потом все элементы перенесли в «Серпантин» и установили почти вплотную друг к другу. Это все испортило.

Тимур Хурмаев

— Какими должны быть элементы скейт-парка, чтобы было комфортно кататься?

— Всё должно быть из бетона. Даю гарантию: если в Череповце появится нормальный скейт-парк, он будет забит все время. Мы даже хотели построить его сами у Октябрьского моста на заброшенном отрезке дороги.

— Не все скейтеры катаются в скейт-парках?

— Есть те, которые катаются в основном по улице. Они находят элементы для трюков на реальных лестницах и перилах, заборах, используют сам город. Можно всю жизнь кататься в скейт-парке, но это не доставит такого удовольствия, как выполнение трюков на улице или у торгового центра. Это оценят другие скейтеры. Но всегда найдется и тот, кто скажет, что неподалеку есть скейт-парк, и отправит туда.

— Почему именно скейт? Есть же трюкачи на самокатах, на велосипедах.

— Мне кажется, что это самый лаконичный вариант: едешь на куске дерева, а можешь еще и прыгать на нем, ловить в воздухе. Это требует ювелирного расчета. На самокате держишь руль, на велосипеде еще и сидишь, а тут — на доске с четырьмя колесами. Вот встаешь на самокат и готов ехать. А на скейте можно месяц потратить, чтобы только научиться им управлять.

Тимур Хурмаев

— Доски для скейтбординга как-то отличаются?

— Есть лонгборд. Это длинная широкая доска с большими колесами, на которой можно набрать скорость и под 40 километров в час. Но там нужна защита: наколенники, налокотники, шлем. У нас лонгборды чаще используют для перемещения. Есть «рыбки» — очень маленькие доски. Их тоже используют для перемещения, но можно и для трюков. Различаются материалы, из которых доски делают. Чаще используется клён в несколько слоев, который держат под прессом, затем вырезают по форме доски, а сверху рисуется логотип. Со временем у многих команд появляются доски со своим логотипом.

— У вашей команды были свои доски?

— До этого мы не доросли, потому что нужна спонсорская помощь. Спонсорство — это одна из целей скейтеров. Если этим живешь, если получаются трюки и готов развиваться, то тебя заметят, пригласят покататься в интересных местах. Это что-то вроде скейтерского тура, по итогам которого также делается видео. Такой тур может спонсировать магазин или производитель спортивной одежды, экипировки. Но до этого нужно дорасти.


Семен Мануйлов

Спорт