Официальный сайт города Череповца

Нарколог Анна Лубягина: «Не скрою: многие к нам приходят, чтобы выйти из запоя»

18.10.2020 18:00 4306 49

Существует ли принудительное лечение от наркомании и алкоголизма, почему учет в наркодиспансере — это благо и как вылечиться от зависимости бесплатно, cherinfo рассказала главврач Вологодского областного наркологического диспансера № 2 Анна Лубягина.

— Анна Валерьевна, каков портрет среднестатистического алкоголика, наркомана в Череповце?

— Эти болезни касаются всех. У нас на учете есть как бездомные, так и директора предприятий. Был случай, за лечением обратился молодой человек с наркозависимостью. Он был продвинутым программистом, давал врачам рекомендации по работе с компьютером. А через два года он полностью деградировал. То есть социальный портрет пациентов очень разный. Но больше мужчин, чем женщин.

— Лечение от алкоголизма и наркомании в частных клиниках очень дорогое. У вас есть очередь на бесплатную реабилитацию?

— В реабилитационное отделение едут со всей Вологодской области, и, конечно, небольшая очередь есть. Чтобы попасть туда, нужно выполнить ряд условий. Во-первых, пролечиться в неотложном или общем отделении и получить направление врача на реабилитацию. Во-вторых, и это самое главное, иметь желание и настрой. Если в общее отделение мы можем взять сразу после запоя, то на реабилитацию приходят только трезвыми. Отделение рассчитано на 20 коек. Этого мало. С 1 января 2021 года оно увеличится еще на пять коек.

93% пациентов наркодиспансера успешно проходят стационарный этап реабилитации, то есть соблюдают режим, не пьют и не употребляют наркотики, пока находятся в диспансере.

— Как построено лечение?

— Средняя продолжительность курса в отделении реабилитации — 54 дня. С пациентами занимаются наркологи, психологи, психотерапевты, терапевты, социальные работники. Главная задача — адаптировать человека к жизни без алкоголя и наркотиков. Часто требуется решать социальные проблемы. Бывает, пациенты не трудоустроены, у них проблемы с документами. После стационара по желанию люди переходят на амбулаторный этап реабилитации. Там тоже получают помощь, но в меньшем объеме, поскольку заняты на работе, учебе. Мы сотрудничаем с обществами анонимных наркоманов и алкоголиков. Как правило, волонтеры сами когда-то ушли от зависимости. Когда человек, достигший ремиссии (перерыва в заболевании), рассказывает, как это у него получилось, — эффект хороший. С января 2021 года мы хотим ввести курс реабилитации сроком в 180 дней. Планируем, что это будет пять коек.

— А 54 дней мало?

— В идеале на реабилитацию нужно от полугода до трех лет. Из-за употребления алкоголя и наркотиков происходит деградация личности. Наши пациенты теряют работу, семью, друзей, интерес к жизни. Рано попадая после реабилитации в свою обычную среду, не все выдерживают, возвращаются к прежним привычкам, ищут понятный им и простой способ «снять стресс», поэтому нужно время. Реабилитация — это ежедневная работа. Конечно, важна медицинская составляющая: прием медикаментов, психотерапия. Но помимо этого у нас разработана большая культурная программа: посещение театров, музеев, занятия спортом. Это бесплатно, учреждения культуры дают нам билеты в качестве благотворительности. От пациентов мы требуем соблюдения режима дня, по желанию они могут посещать церковь. Мы учим по-другому проводить праздники — без психоактивных веществ. У людей появляются новые интересы. Например, многие и не знали, что в Череповце есть театр. У любого зависимого человека день направлен на поиск денег, алкоголя или наркотиков, места, где все это употребить. Все мысли заняты только этим. Бывает, пациент так живет 10 лет, поэтому заново приходится учить его самым простым вещам.

— В других реабилитационных центрах работают так же?

— У каждого реабилитационного центра своя программа. Все зависит от ресурсов: финансирования, кадров, наличия площадей. Например, нам бы хотелось иметь трудовые мастерские, приусадебный участок, но пока такой возможности нет. Однако мы продолжаем развивать отделение: в 2019—2020 годах организовали сенсорную и арт-комнаты, оборудовали небольшой тренажерный зал, сделали ремонт в помещениях.

— От чего зависит успех лечения?

— Выздоровления не достичь ни в платном, ни в бюджетном центре, если у пациента нет желания. Можно создать идеальные условия, но без инициативы и ответственности больного не будет результата. Самое главное — признать свою болезнь. Для наших пациентов очень характерно отрицание болезни. Алкоголику на проблему указывают семья, коллеги, соседи. Он отвечает: «Если захочу — завтра брошу пить!». Но ничего в его жизни не меняется. Это не дефект воли, это сформированная болезнь. Самое первое — человек должен понять, что ему нужно лечиться. Не скрою: многие к нам приходят, чтобы выйти из запоя. Когда становится лучше, уходят, и всё начинается заново. Важна для ремиссии и поддержка родственников. Не все на это готовы.

— Есть ли толк в принудительном лечении?

— В России принудительного лечения нет по закону. Есть только лечение «без согласия», когда человек в состоянии психоза, когда он опасен для себя и окружающих. Но и тут лечим только до того момента, когда он вновь сможет адекватно оценивать свое состояние и выражать волю. Запереть в реабилитационном центре, во-первых, противозаконно, а во-вторых, малорезультативно. Все, что делается насильно, обычно отторгается пациентом.

— Чем грозит пациенту постановка на учет и зачем она нужна?

— Как правило, учет вызывает негатив, так как нельзя получить допуск к управлению транспортом, разрешение на оружие, нельзя работать на опасных производствах. Но диспансерное наблюдение — это прежде всего возможность прийти к доктору и получить лечение, рассказать о проблемах. Все это бесплатно. Если три года нет рецидива, человека с учета снимают. Посмотрите на историю с Михаилом Ефремовым, который сел в состоянии опьянения за руль. Чем все закончилось? Поэтому я не скажу, что ограничения для зависимого человека — это плохо. С учета пациента снимает врачебная комиссия. Она проходит дважды в неделю, и каждый раз кого-нибудь с учета снимают. К сожалению, зависимость — это не грипп, от которого выздоравливаешь и живешь дальше. Три года, а иногда и дольше может быть раздражительность, нарушения сна, которые могут привести к срыву. Когда человек состоит на учете, он может обратиться к врачу и получить корректирующее лечение.

— Сколько можно выпивать без вреда для здоровья?

— С какого этажа лучше выпрыгнуть?

— Как вы относитесь к тому, чтобы перенести возраст продажи алкоголя с 18 лет до 21 года?

— Положительно. Алкоголь — разрешенное психоактивное вещество. Оно влияет на головной мозг, изменяет его функции и приводит к зависимости. Его категорически нельзя употреблять, пока головной мозг не сформирован, а это происходит только к 21 году.

— Какие наркотики сейчас популярны у молодежи и чем они опасны?

— Раньше были популярны опиаты: героин, дезоморфин. Сейчас их употребление по официальной статистике снизилось, зато растет употребление психостимуляторов. Это синтетические наркотики: спайсы, соли. Есть ошибочное мнение, что эти наркотики менее опасны. Это не так. Часто их употребление приводит к психозам, причем и с небольшой дозы. Психоз — это нарушение сознания, дезориентация, галлюцинации и неадекватное поведение. В 2018 году было девять случаев психозов, вызванных употреблением наркотиков, в 2019 году — уже 17. Рост почти в два раза.

— Чем опасно состояние психоза?

— Галлюцинации, как правило, носят устрашающий характер. Например, человек начинает убегать от мнимого преследователя. Некоторые, наоборот, начинают нападать на мнимого преследователя, тогда это опасно для окружающих. Также человек, употребляющий наркотики, может совершить суицид. Кроме того, бывают очень опасные сердечно-сосудистые нарушения, они могут привести к смерти.

— Как понять, что подросток употребляет психоактивные вещества?

— Раньше мы говорили, что нужно смотреть следы от инъекций, а сейчас их, как правило, нет. Поэтому родителям следует отслеживать эмоциональное состояние ребенка, его поведение. Возможно, ребенок стал заторможен или, наоборот, раздражителен и тревожен. Появились новые друзья, они старше. Вы стали замечать покраснение глаз, повышенную жажду, истощение, нарушение аппетита. Важно вовремя обратиться к врачу. До 15 лет решение о лечении принимает родитель, после 15 лет все зависит от воли подростка.

— Как Череповец в плане статистики выглядит на фоне России?

— Мы отслеживаем только официальную статистику. С алкоголем ситуация стабильная: средняя по России. Но за 2020 год ожидаем рост. Психозы отражают экономическую ситуацию в стране. Был введен карантин: люди потеряли работу, кто-то находился в тревожном состоянии, у других появилось много свободного времени. Выросло употребление психоактивных веществ, в том числе суррогатов алкоголя. Как следствие, рост психозов. В конце года все это будет видно в статистике.

Вологодский областной наркологический диспансер помогает пациентам из Череповца и Череповецкого района. У диспансера два здания. В структуре учреждения выделены амбулаторное и общее лечебное отделения, отделение для оказания неотложной помощи, химико-токсикологическая лаборатория. Два отделения — реабилитационное и стационарное подростковое — единственные в регионе. Помощь пациентам и их родственникам диспансер оказывает бесплатно.


Светлана Марущенко

Выбор редакции | Здоровье | Интервью | Общество